25 лет без империи: дискуссия в "Земском обозрении" 19 августа 2016 года

Макаров и Санатин Земский клуб

 

В минувшую пятницу (19 августа 2016 года) в День 25-летия августовских событий 1991 года в редакции газеты «Земское обозрение» прошло заседание Философско-гуманитарного Земского клуба «Росс-XXIвек» по теме «Россия: 25 лет без империи».

«Прошло четверть века со дня начала революции 1991–93 годов. Именно революции, в которой не только распалась империя, но и в России – стране-правопреемнице СССР, да и всех других союзных республиках и странах Варшавского договора, сменилось государственное устройство, система власти, отношение к собственности,  образ жизни миллионов людей», – с такой оценкой я начал своё выступление на заседании клуба. Далеко не все выступавшие после поддержали это утверждение, называя «Дни путча» и «переворотом», и «заварушкой».коих в каждом веке случается по нескольку. Если не считать этой размолвки, то все выступления:  ведущего заседание Владимира Санатина, а также Юрия Чернышова,Сергея Макарова, Игоря Сухарева, Владимира Кудряшова, были, на мой взгляд,  отмечены интересными наблюдениями, как «из прошлого», так и нынешнего времени.

Так, Сергей Макаров напомнил, что на 24-ом съезде КПСС было принято убийственное для плановой экономики государства решение «о росте заработной платы темпами, опережающими производительность труда» – что привело к дефициту. Юрий Чернышов заметил, что в 1980-х галопом стала сокращаться не столько «прибыльность» советской экономики, сколько её прирост, что и стало выражением экономического застоя и  упадка.

Вспомним, что экономический спад к концу 1980-х наблюдался на многих предприятиях страны и нашей области, включая предприятия ВПК. И стагнация не могла быть долгой, поскольку «перестройка Горбачёва» создала условия для развития альтернативных производственно-экономических форм, которые всё более наполнялись «новым содержанием» кооперативного и частного характера. «Политическая составляющая» не выдержала первой – ГКЧП своим явлением выразила  протест против новых общественно производственных отношений и фактически, начала революцию, переворот, или как угодно… Чему во многом способствовало дошедшее до крайности, противостояние «федерального центра» и заявившего о своём суверенитете руководства России – в лицах президента РФ и председателя ВС РСФСР. Только за 2 месяца до путча Ельцин и Хасбулатов провозгласили суверенитет России!

22 августа ожидалось подписание Союзного договора, который намеревались утвердить восемь (только 8!) союзных республик «плюс» Армения, выдвигавшая ряд своих условий… Могли ли далее чего-то ждать радикально-консервативные силы из ЦК КПСС? До регионального и местного уровня «блока коммунистов и беспартийных» подвижнический порыв Янаева сотоварищи, думается, просто не дошёл – реальной поддержки со стороны структур КПСС, ВЛКСМ, ВЦСПС не было. «Силовики» тоже «воздержались»…

Но уже с 1996 года начались контрреформы, которые через 25 лет камня на камне не оставили ничего от романтических надежд тех, кто сопротивлялся ГКЧП, тех, кто под страхом арестов ходил на митинги с запрещённым «триколором» и пытался утвердить новые ценности, права и свободы, утверждённые Конституцией России – их, по сути, запретили вместе с Конституцией. А права и свободы человека вместе с «демократией», «независимым судом», «местным самоуправлением», «выборами», «частной собственностью» – оказались изгнаны из жизни политикой , проводимой новым ГКЧП. То есть, то, что могло бы произойти 25 лет назад, если бы победила хунта, – можно наблюдать теперь: узурпация власти, авторитаризм, экономическая стагнация, тотальная коррупция (заменившая собой идеологию), милитаризация…

Мне показалось, что из «романтиков начала 90-х», я, пожалуй, единственным остаюсь… Чернышов всё допрашивал на заседании: «выводы, где выводы из уроков истории..?»  Какие у романтика нефилософского склада могут быть выводы из жизни с её событиями, сюжетами, моментами, кроме внутреннего сопротивления произволу?

 

Сергей Перепечёнов