9.06.16 - Запоздалые тезисы соображений А.Д.Никитина по докладу В.П.Санатина

Мне сложно согласиться  с тезисом докладчика, что сущностью русского человека является духовность, мировоззрение через призму веры в Добро, Справедливость и Правду-Истину, а также великое терпение переносить зло, несправедливость и неправду в надежде на светлое будущее. Скорее всего, на мой взгляд,  под этой красивой сущностью следует понимать  подсознательную глубоко спрятанную историческую память русского народа о давних  ведических временах, когда всё славянское общество было  построено на мировозрении, органично включающем в себя указанные докладчиком ценности. Указанное время сохранилось в народной памяти как время "Святой Руси".

Однако, принятие  значительной частью русской военной элиты греческого христианства, которое позволяло элите уничтожить надодовластие и справедливое разпределение благ, передавая власть и собственность по наследству, и только символично осуждало социальной расслоение и сословный уклад  в обществе, привело к жестокой и кровавой религиозной войне, которая длилась сотни лет, отголоски которой дошли до нас в отредактированных летописных источниках  в виде междоусобной войны и, так называемом, тотаромонгольском нашествии.
Святая РУСЬ на территории России потерпела полное поражение. По оценкам многих учёных, численность жителей Руси в период с 9 века до 14 века сократилась с 12 млн. человек до 3 млн. человек, а сама  Русь из страны городов превратилась в страну малонаселённую и невежественную. В ведической Руси не было неграмотных.  Читать и писать умели все поголовно! При царе Иване Грозном даже не все бояре и попы в церквях были грамотными.
Но искусственное насаждение невежества было необходимо для искоренения в русском народе даже памяти о ведическом прошлом, о том, что можно жить иначе, справедливо и свободно. Все письменные  источники о времени Святой Руси уничтожались, а в народной памяти сохранялась только искажённая память об этом славном времени в виде сказаний и сказок.
Новая христианская элита Руси безжалостно карала всякое свободомыслие среди русского народа. При этом от народа требовалось только формальное обрядоверие и формальная преданность своим господам. Всё остальное  новых хозяев не интересовало. Недаром по этому поводу В.В.Розанов писал, что наше  духовенство "...сумело приучить  весь русский народ до одного человека к строжайшему соблюдению постов; но оно ни малейше не приучило,  а, следовательно, и не старалось приучить  русских тёмных людей к исполнительности и аккуратности в работе, к исполнению семейных и общественных обязанностей, к добросовестности в денежных расчётах, к правдивости со старшими и сильными, к трезвости. Вообще не приучило народ, деревни и сёла, упорядоченной  и трезвой жизни"
Но к обрядоверию не надо было особо и приучать. Попробывал бы кто из русских людей не показывать себя внешне преданным властям и верующим – немедленно следовала суровая кара! Свыше тридцати составов о так называемом "святатотатстве" было в имперском  уложении о наказаниях. Вот несколько выдержек из законов «благословенной» Российской империи при самом добром царе- батюшке Николае  втором: «За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз 2 руб., в третий раз 3 руб.; с крестьян соответственно 5, 10 и 15 коп.». А вот для тех попов, кто не донёс царским властям о такого рода преступлениях, бюыло уготовано куда более строгое наказание: «За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз лишением сана и отсылкой в каторжные работы»
Поэтому терпимость русского народа представляет собой, на мой взгляд, не основу национального характера и фундаментальную жизненную установку принятия решений на принципах миролюбия и сотрудничества, а следствие единственно возможного поведения русского народа в условиях жесточайшего угнетения и подавления. 
Автор прав, что русский человек, лишённый внешней свободы, запуганный и задавленный  всевозможными карами и наказаниями, определённо вынужден был  переносить центр тяжести духовного развития на внутренню свободу.
Ну, а в остальном  с докладчиком можно согласиться.