Беспомощность правящего режима на примере саратовской забастовки таксистов

Ну, как «беспомощность?» Когда речь идёт о карьере и доходах, мы видим исключительную энергию, выдающиеся умы, жёсткие характеры. Всё остальное… им просто неинтересно. Способность чиновников организовать некий долгосрочный позитивный процесс, будь то в производственных или в общественных отношениях – утеряна.        

Вот, в Саратове возник конфликт между таксистами и «диспетчерскими службами». Почему в кавычках? Потому что, хотя такой термин употребляют сами таксисты, речь касается конкретных юридических лиц, упоминаются в частности «Яндекс-такси» и «Такси везёт». Юридическая основа взаимоотношений компаний и таксистов весьма мутная. Это – следствие противоречивой государственной деятельности в последние годы по нормативному регулированию услуг перевозок пассажиров на такси.

Поэтому трактовать возникший конфликт можно и как трудовой, и как возникший в результате гражданско-правовых отношений – основания есть и для одного, и для другого. В любом случае, отказаться от умиротворения власть во всех её проявлениях (и территориальные органы федеральных структур, и органы областные с муниципальными) никак не могут.

 

ЭТАП 1:

Суть претензий таксисты изложили 7 апреля на пресс-конференции в помещении обкома КПРФ. Представитель сообщества «Стоп везёт» Максим Ковальчук рассказал:

«Руководители диспетчерских служб водителей не слушают и не слышат. Водитель – самое низшее звено в этой цепочке. …Цена установлена в 9 рублей 40 копеек за километр. За эти деньги содержать авто в исправном состоянии невозможно. И жить тоже на что-то надо. С этого началось наше движение. Мы пытались донести диспетчерам, но они используют ценовую политику в свою сторону. Они собирают с водителя всё, что можно и выбрасывают. Он разбивает на дорогах свой автомобиль и в итоге остается ни с чем».

Я так понял, что таксисты вовсе не требуют повышения цен за проезд. Речь они ведут о, во-первых, перераспределении доходов между таксистами и компаниями. Во-вторых, о своём неоднозначном правовом статусе: со стороны рисков и затрат – они как бы предприниматели, а со стороны доходов – всего лишь наёмные работники. Иначе говоря, в сфере пассажироперевозок таксистские компании удачно реализовали принцип, которые российские олигархи давно исповедуют на общероссийском уровне: приватизация прибылей и национализация убытков. Такая старая сказка про вершки и корешки.

Таксисты, по их словам, обращались в минтранс. К сожалению, до сих пор позиция ни минтранса, ни упомянутых компаний («диспетчерских служб») в этом конфликте публике не озвучена.

Митинг в сквере у областного министерства образования был назначен на 9 апреля, время с 14.00 до 15.00.

Только после этого стала заметной реакция власти на конфликт. Это – моё первое доказательство тезиса о беспомощности. Ведь понятно, что эффективнее было реагировать на слабые сигналы, избежав в принципе противостояния. Попытки-то, видимо, были… Но не получилось. По крайней мере, уже на митинге таксист Сергей Белоусов рассказал: «Нам обещали до пятницы решить вопрос, но ничего не случилось. В пятницу мы провели пресс-конференцию, где сообщили о своих требованиях, и тут же нам начали поступать звонки от общественников. Нам же говорили, что якобы с нами всё решилось. Однако мы этого не увидели».

А вот это – уже второе доказательство: «звонки от общественников». То есть, за проблему взялись не уполномоченные должностные лица, государственные или муниципальные, а безответственные общественники.

 

ЭТАП 2:

И какой же далее была реакция власти? Опять же, вялой. На митинг к людям (собрались примерно 100 таксистов) не пришли представители ни минтранса, ни городского комитета. Пришли депутаты гордумы Дмитрий Кудинов, Анатолий Серебряков и Александр Янклович – люди, безусловно, весьма уважаемые, однако не наделённые никакими полномочиями в данной ситуации. Да, собственно, и целью их прихода было не решение проблемы, а срыв митинга.

Они попытались убедить таксистов вместо митинга сходить в Дом офицеров на приём к представителям фирмы «Такси везёт», прокуратуры и Общественной палаты области. Причём, здесь важно время: напомню, начало митинга было назначено на 14.00, и ровно на то же самое время вызвали таксистов в Дом офицеров. Такой своеобразный ультиматум: говорить с вами будем, только если откажетесь от митинга.

Таксисты решили сначала провести митинг как и запланировали, а уже потом откликнуться на приглашение. После оглашения в ряде выступлений требований таксистов (о ценах и уважительном отношении диспетчерских служб) выступил и секретарь горкома КПРФ Александр Анидалов, в частности, заявивший: «Власть боится таких организованных митингов».

 

ЭТАП 3:

Потом таксисты как вежливые люди двинулись в гости. По совету городского депутата Анатолия Серебрякова сели в прибывшие за ними автобусы и подъехали к зданию Дома офицеров. А пригласившие их хозяева скрылись! Упс!

Это, на мой взгляд, косяк №3. Конечно, можно расценивать иначе: показали быдлу их место… Им же дали понять: или митинг, или переговоры. Не после митинга, а вместо него.

Примерно так пояснил таксистам член областной ОПы Евгений Лузановский. Кроме того, он признал, что власть не справилась с регулированием услуг таксистов, что законы плохие, что эта сфера деятельности нелегальна. Это мой перевод, а произнёс он следущее: «Общественная палата провела беседу с владельцами «Яндекс такси» и «Такси везёт». Мы договорились, что примем поправки в законодательство по легализации этой сферы. Никаких информационных центров не будет. Все будут работать официально».

Примечательное заявление:

1.Мы по-прежнему видим, что в разрешении конфликта не участвуют представители власти.

2.ОПа явно превысила свои полномочия. Во-первых, ОПа как коллегиальный орган вправе «договариваться» и «вести беседы» лишь в соответствии с процедурой, установленной регламентом ОПы – чего здесь очевидно не было. Во-вторых, ОПа не вправе давать обещания об изменении законодательства – эти обещания в силу общеизвестного отсутствия таковых прав есть прямая ложь.

Далее пошёл разговор ни о чём, завершившийся ничем.

 

ЭТАП 4:

На следующий день после митинга глава ОПы Александр Ландо на брифинге, по-сути, признал, что областная и муниципальная власть плохо справляется со своими обязанностями. А иначе как понять его заявление: «Будет подано заявление в прокуратуру, попросим проверить работу всех таксомоторных компаний на предмет – легально или нелегально они работают».

Без помощи федеральный структуры, оказывается, в этом предмете разобраться невозможно!

На самом деле из слов самого Ландо следует, что проблемы известны, вот ряд цитат:

«4 тысяч таксистов, работающих в компании «Везёт», не оформлены трудовым договором. Они имеют договор только на информационную услугу. То есть структура сообщает им адреса, а такси едет на вызов. В итоге, благодаря этому и дешёвым услугам, такси «Везёт» захватили больше половины рынка»,

«Таксисты не оформлены как ИП. …Там формальная занятость. Министерство транспорта тут не дорабатывает».

«Необходим областной закон, регулирующий отношение водителей и информационных систем. …На майскую думу мы должны вынести этот закон. Мы должны привести всё это в правовое поле».

То есть, Александр Соломонович признал, что деятельность таксистов в нашей области велась, ведётся и будет, по крайней мере, до майской сессии – вне правого поля. И что без забастовки таксистов власть оказалась не в силах это установить.

Что это, как не беспомощность правящего режима?

 

Игорь Сухарев

Помощь для Joomla.